elizaveta rounded

Обучающие курсы

Дистанционные курсы - результат моей психотерапевтической работы с семьями и проведения занятий для родителей. Это специально отобранный теоретический материал по психологии и воспитанию детей, тесты и практические задания, которые помогают лучше усваивать теорию.

Воспитание ребенка от 1 до 3 лет

Воспитание ребенка от 3 до 6 лет

Психология консультирования

родители в растерянности

У многих родителей возникает вопрос – насколько необходимо объяснять ребенку причину запретов и предписаний, важно ли, чтобы ребенок понимал, почему от него требуют того или другого.

Этот вопрос максимально связан с возрастом ребенка. В раннем возрасте (до 3-5 лет) ребенок в силу ограниченности своего опыта просто не в состоянии понять большинство правил. Однако, множество родителей ведут себя с детьми, как с маленькими взрослыми, не осознавая того гигантского различия, которое существует между взрослым и ребенком. Великое множество родителей детей до 3 лет пребывает в иллюзии, что ребенок «все понимает», просто делает часто им назло.

Понимание ситуации трехлетним ребенком кардинальным образом отличается от понимания той же ситуации взрослым человеком. Если вы говорите ребенку, что руки в рот совать нельзя, потому, что на них микробы и он заболеет, то он вряд ли поймет вас адекватным образом. Что такое невидимые микробы? И что такое «заболеть» для ребенка, не имеющего ни связных воспоминаний о своем прошлом, ни представления о том, кто есть он сам (и то и другое отсутствует у детей младшего возраста)?

Если ребенок повторяет за вами – «На дорогу нельзя, машина собьет» значит ли это, что он понимает, что значит эта фраза, каковы последствия столкновения с машиной? То, что ребенок может повторить за вами или кивает на вопрос – «Понял?» совсем не означает, что он действительно понимает что-то подобно взрослому человеку.

Некоторые родители совсем маленьких детей видят успех установления правил именно в долгих и подробных объяснениях: почему правило установлено и какой в нем смысл. И вместо того, чтобы физически установить запрет на некие действия, которые опасны или грубо задевают интересы других людей, родители уповают на объяснения. Это видится родителям гуманным методом.

Проблема в том, что родители оперируют словами, за которыми стоит целая система понятий. Ребенок в силу слабого владения языком, неспособности к абстрактному мышлению и ограниченности опыта попросту этой системы не знает, не мыслит теми понятиями, с помощью которых ему стараются пояснить ситуацию. Родитель как будто пытается опереться на то, чего и нет во внутреннем мире маленького человека. Дети как минимум до 5 лет могут мыслить только о том, что видят и могут потрогать, они как будто «думают телом». Все же понятия, которые они не могут пропустить через тактильный опыт для них – просто пустой звук. Это и есть причина того, что объяснения не действуют на детей, без сопровождения этих объяснений реальными физическими действиями.

Зоя была из тех родителей, которые уверены, что ребенка дергать попусту не стоит, ребенок может понимать слова, главное ему хорошо все объяснить. Она резко осуждала приемы воспитания своего старшего брата, в семье которого царил авторитарный порядок, и родители не снисходили до того, чтобы давать детям объяснения в своих запретах. Нельзя, значит нельзя! Потому, что папа сказал! Такой подход виделся Зое негуманным и она предсказывала брату разнообразные неприятности с детьми в будущем.

Когда сама Зоя родила ребенка, она твердо знала, что будет действовать с ним исключительно силой убеждения. До года ситуация была идеальной, девочка росла спокойная и дружелюбная, Зое даже казалось, что дочка уже глубоко понимает ее, и будущие отношения с девочкой рисовались ей романтически.

После года ситуация переменилась, девочка, стала более активной, начала передвигаться по квартире, в ее репертуаре появились новые, иногда пугающие Зою формы поведения. Дочка залезала на столы, шкафы, лукаво улыбаясь, убегала от Зои на улице, и что уж совершенно обескуражило Зою – начала кусаться и драться. Могла ударить папу, саму Зою, таскала за хвост кошку.

Зоя действовала давно замысленным методом убеждения. Не жалела ни сил ни времени, терпеливо объясняла девочке все, что положено. Рассказывала, что лазить высоко нельзя, может быть сотрясение мозга, что людей нельзя бить, потому, что им больно и это оскорбляет их достоинство, поясняла, что будить маму ночью нельзя, так как у мамы завтра ответственная работа… Все было без толку, девочка вела себя все хуже, совсем не считаясь с тем, что хотели от не родители. Могла с размаху прыгнуть на прилегшую отдохнуть мать, невозмутимо глядя в глаза, сбрасывала со стола посуду.

Бабушка, мама Зои, без обиняков заявляла, что по ребенку плачет ремень, брат без комментариев скромно и торжествующе наблюдал провал «системы воспитания» Зои, муж также предлагал перейти к радикальным мерам воздействия на ребенка. Большинство близких советовало Зое попробовать старые добрые методы в виде шлепков, запирания ребенка или отправления его в угол. Зоя чуть не плакала при мысли о таких жестокостях, но сама не представляла себе, что можно сделать, если объяснения не работают.

Маленькие дети нуждаются не столько в словах, сколько в жестах устанавливающих правила. Если вы не хотите, чтобы вас бил ребенок, нужно ограничить его в момент попытки вас ударить. Это касается и большинства других ситуаций. Очень важно сопровождать запреты жестом именно в раннем возрасте, тогда, взрослея, ребенок будет уже в курсе, что запрет это нечто такое, что необходимо исполнять, это не пустые слова родителей. Если же ребенку раз за разом даются предписания, которые он нарушает, он не сможет принять эти предписания.

Однажды в кафе я наблюдала семью: папа, мама и мальчик лет двух.

При входе в кафе мама спросила ребенка – «Куда сядем?». Мальчик подбежал сначала к одному столику, но когда родители почти уселись, переменил решение и пересел за соседний. Родители  покорно двинулись за ним.

По тому, как напряженно выглядели родители, и как преувеличенно бодро они разговаривали с мальчиком, сразу можно было сделать вывод, что им с ребенком нелегко... Через короткое время мальчик соскучился и начал как мог себя развлекать: залез ногами на скамейку и стал прыгать, выкрикивая что-то весьма громко. Долгое время мама и папа старались не обращать внимания ни на мальчика, ни на окружающих, которые оборачивались в их сторону. Возможно, они ожидали, что мальчику надоест прыгать и кричать и таким образом проблема рассосется сама собой. Затем папа сделал попытку присоединиться к мальчику, очевидно, надеясь в результате как - то повлиять на него. Отец сказал «О, да ты как спутник, сейчас взлетишь, давай расскажи мне, куда ты полетишь!». Мальчика не заинтересовала космическая тема, он продолжал с грохотом скакать по лавке и кричать, ситуация явно накалялась. Тут мама решительно вступила в игру: «Миша, мы же с тобой дома договорились, что ты будешь вести себя прилично, мы уйдем, если ты не перестанешь!». В ответ мальчик замахнулся и тяжело опустил машинку, которую держал в руках маме на голову. Смущение и растерянность матери усилились, к тому же она понимала, что за ней наблюдают все посетители кафе. Стараясь перекричать мальчика и увернуться от довольно увесистой игрушечной машинки, которая раскачивалась в опасной близости от ее головы, мать продолжила взывать к сыну. «Миша, ты помнишь, что ты мне обещал? Я тебе говорила, что в кафе так себя не ведут, это кафе, ты не дома! Мы больше сюда не придем, нас просто не пустят».

Мальчик не обращал на слова матери внимания. Тут папа вынул из кармана родительскую волшебную палочку – смартфон и привлек внимание сына. На время покой был восстановлен.

 

В этом эпизоде родители делают целую серию тактических ошибок, главная из которых – упования на объяснения, которые для ребенка незначительны.

Во - первых, они долго не реагирую на нежелательное поведение, не останавливают его. Затем они заигрывают с ребенком на фоне его нежелательного поведения. И та и другая тактика никак не могут правильно сориентировать ребенка и дать ему понять, что он нарушает правила. Как может ребенок понять, что он действует нежелательным образом, если родители спокойно продолжают говорить? Или играют с ним.

После двух неудачных тактик включается третья, такая же неудачная – объяснения. Мать апеллирует к некоему «договору», который состоялся дома. Для матери договоренность (к слову сказать, понятие для двухлетнего ребенка малодоступное) это важное дело, которое нельзя нарушить. Но что такое «договор» для двухлетки? Ровно ничего, пустой звук! Он не имеет представления об «ответственности», «обязательствах» и прочих вещах абсолютно не увлекательных в возрасте двух лет. Далее мать напоминает, что, дескать, Миша то «обещал» вести себя хорошо. И снова попадает в ту же простую ловушку. Она вкладывает в свои слова определенное значение и наивно полагает, что этого достаточно для того, чтобы ребенок мыслил так же. В дальнейших словах оказывается, что Миша должен бы понимать, что на людях (в кафе) другие правила поведения, не такие как дома. Все это происходит на фоне того, что ребенок явно превышает свои полномочия в семье – решает, куда сядут взрослые, может ударить маму.

Пытаться воздействовать на ребенка подобным образом пустая трата времени. От родителей требовалось, прежде всего, физически ограничить активность ребенка – снять его с лавки, указав на то, что прыгать можно на полу, а на лавке можно сидеть или стоять без обуви. Далее наилучшим решением было бы предложить ему тихое занятие, которое соответствовало бы интересам ребенка (пазл, рисование и т.п.). После того, как мальчик какое - то время сидел тихо, имело бы смысл обратить свое внимание именно на это, погладить малыша, обязательно уделить ему какое - то время, сказать, что он ведет себя очень мило и вежливо.

Некоторые родители пугаются идеи физического ограничения активности ребенка, так как оно представляется им разновидностью недопустимого насилия. Однако, физические ограничения, не то же самое, что и физическое наказание.

Вы крепко берете за руку ребенка, несмотря на его протесты в местах, где опасно идти одному.

Вы сдерживаете ребенка, который бросает тяжелые предметы или бьет окружающих.

Вы можете удержать ребенка в кровати, приобняв его за плечи, несмотря на его желание пойти погулять после отбоя.

Вы снимаете ребенка и не даете ему лезть на шкафы и подоконники.

Вы пристегиваете ребенка ремнем безопасности, несмотря на то, что он вырывается и протестует.

Именно такие мягкие, но определенные воздействия и становятся в итоге залогом того, что малыш понимает слова, запреты. Вначале эти запреты физические, только потом они переходят на уровень слов.

Если не пройден этап физического ограничения, маленький человек не встречает никаких границ у себя на пути, впоследствии он не будет слушать и слова.

Пояснять правила, безусловно, необходимо, однако правила должны быть соблюдены вне зависимости от того, понял ребенок суть правила или нет.

Поясняйте простыми словами, желательно лаконично, дружелюбно и корректируйте свои объяснения в зависимости от уровня развития, возраста ребенка.

Фрагмент из книги "Мама, папа, я: острые угрлы семейного круга"

© Елизавета Филоненко

Вопрос-ответ

Если у вас есть вопросы или проблемы связанные с отношениями в семье, напишите мне. Ответ будет опубликован в разделе "вопрос/ответ"

Задать вопрос

Запись на прием

Расскажите обо мне!

Пусть Ваши друзья и знакомые узнают о этом сайте! Заходите на страницы данного портала в любимой социальной сети!

 

vkontakte copy

2017 © Mama-Papa-Help.ru

Материалы сайта защищены законом об авторском праве.

При копировании информации, активная ссылка на источник обязательна.